Гайнутдин Р. О необходимости точных определений

Гайнутдин Р. О необходимости точных определений

Председатель Совета муфтиев России размышляет о ваххабизме и причинах конфликта в исламской общине нашей страны

Муфтий Равиль Гайнутдин родился 25 августа 1959 года в Татарстане. В 1979 году поступил в Исламское медресе "Мир-Араб" в Бухаре. После ее окончания назначен первым имам-хатыбом второй Казанской Соборной мечети "Нур Ислам".

С 1985 года Ответственный секретарь Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири в Уфе.

В 1988 году Равиль Гайнутдин стал главным имам-хатыбом - настоятелем Соборной мечети Москвы.

В 1994 году избран муфтием, председателем Духовного управления мусульман Центрально-Европейского региона России.

С 1996 года является председателем Совета муфтиев России.

РАВИЛЬ-ХАЗРАТ, в чем главная проблема российских мусульман?

- Наши проблемы не отличаются от проблем других российских конфессий. Это в первую очередь становление религиозного института духовенства. После распада Советского Союза, после получения религиозной свободы люди начали самостоятельно заниматься образованием. Многие верующие ушли в различные общества, их возглавили неподготовленные, не знающие принципов ислама руководители. Возникли движения, которые начали противостоять духовенству. Духовенство же ничего нового не предложило.

Да, люди приходят в мечети, многие остаются, но некоторые, не находя себе того, что искали, уходят. Но в этом нужно винить не тех, кто уходит, а нас, потому что мы не даем того, что от нас хотят услышать. Достойных и образованных имамов на территории нашей страны мало, и эта проблема будет оставаться нерешенной еще десятилетиями.

Часто приходится слышать, что российские мусульмане пали жертвой духовной экспансии со стороны других исламских государств. На самом ли деле имеет место попытка прозелитизма со стороны исламских государств, и существует ли ислам, который традиционен именно для России, и какой-то другой, нетрадиционный для нашей страны?

- Ислам и есть ислам. Если человек верует во Всевышнего Аллаха, в Его Пророка, в его ангелов, в Священное писание, в День Страшного Суда, соблюдает все требования ислама и нормы шариата - он является мусульманином.

Как бы он ни толковал эти принципы?

- Человек - мусульманин, и никто не имеет права сказать, что он не является таковым, если он произнес хотя бы один раз в жизни с полной ответственностью слова "Ля Иллаха илла Ллаху уа Мухамаддун расулу Ллахи" ("Нет Бога, кроме Аллаха и Мухаммед Пророк его")!

Как известно, в исламе есть четыре правовые юридические школы. Они называются мазхабами. И на территории России распространены два традиционных для нас мазхаба: ханафитский - на территории европейской части, в Сибири, Поволжье, Урале и немного на Северном Кавказе и шафиитский, который исповедуют только народы Северного Кавказа. Но другие течения также являются традиционными! Никто не может отрицать маликитский мазхаб, никто не может отказывать в праве на существование ханбалитскому мазхабу. Но мусульманское духовенство России, безусловно, заинтересовано в том, чтобы на территории нашей страны распространились традиционные для России мазхабы.

Мне хотелось бы вернуться к термину "духовная экспансия". Как вам кажется, имела ли место духовная экспансия, попытка насильственного навязывания какого-то понимания ислама со стороны определенных сил мирового исламского сообщества или, может быть, каких-то исламских государств?

- Не может идти речи о духовной экспансии против России какого-либо мусульманского государства. Наши единоверцы из-за рубежа никогда не желали зла российским мусульманам. Они с искренними намерениями приехали помочь своим братьям в приобретении духовно-нравственных ценностей религии. Начали оказывать помощь в издании религиозной литературы, в строительстве мечетей, в создании учебных заведений. Конечно, были и представители некоторых движений, фондов, которые хотели, чтобы мусульмане после распада Советского Союза смогли более активно повлиять на политические изменения в обществе и государстве. Некоторые, возможно, строили планы, чтобы народы бывшего Советского Союза и России получили полную независимость и свободу, чтобы они начали создавать независимое исламское государство на территории Российской Федерации. Но было бы это на пользу мусульманских народов РФ? Безусловно, нет! Воспитанные в течение 70 лет атеизма мусульмане не были подготовлены к тому, чтобы жить в условиях чисто мусульманского правления. Не было у нас ни юридической базы, ни шариатских судей, ни правоверных правителей. Что же касается искренних, добрых пожеланий со стороны наших братьев-мусульман, то они были нами восприняты. В начале 90-х годов многие из наших юношей получили возможность выехать в исламские страны, поступить в университеты и институты, так как в России мы не смогли давать им религиозное образование.

То есть не является крамольным послать человека учиться, скажем, в Саудовскую Аравию?

- В начале 90-х годов несколько сот наших молодых людей поехали в институты и университеты Королевства Саудовской Аравии. Потому что Королевство Саудовской Аравии оплачивало все расходы пребывания наших студентов в своих исламских высших учебных заведениях. Ни одна другая страна исламского мира не смогла принять столько абитуриентов в свои исламские центры. Мы высоко ценим всемирно известный египетский университет Аль-Азхар. Но он не в состоянии принимать десятки и сотни наших студентов. Королевство Саудовской Аравии благодаря тому, что мы обращались в Министерство исламских дел с соответствующими просьбами, приняло наших студентов и подготовило их. В этом нет ничего крамольного. В исламских университетах не готовят ни экстремистов, ни террористов, ни бандитов, но учат богословов и знатоков ислама. Но мы, конечно, хотим, чтобы наши студенты получали образование у себя в стране, на российской почве. Чтобы они умели вести диалог, в том числе и межконфессиональный. Обучаясь за рубежом, в монорелигиозном исламском государстве, это осознавать труднее. Поэтому сейчас наше мусульманское духовенство старается готовить священнослужителей у себя дома, а в зарубежные исламские центры и университеты отправлять на стажировку, для углубленного изучения арабского языка и исламских наук.

Но ведь в Саудовской Аравии прежде всего распространен нетрадиционный для России ханбалитский мазхаб. Не получается ли, что люди, закончившие образование в Саудовской Аравии, возвращаются сюда приверженцами именно ханбалитского мазхаба?

- В исламских университетах Королевства Саудовская Аравия преподаются четыре мазхаба, там нет навязывания ханбалитского. Наши студенты по предмету "фикх" ("исламское право") имеют полное право изучать свой мазхаб. Сравнительный анализ и изучение четырех мазхабов входят в программу подготовки. Думаю, что те имамы, которые получили образование в Саудовской Аравии, и сейчас работают на территории РФ, продолжают распространять традиционные мазхабы, и никаких проблем с высшим духовенством своего региона у них не возникает.

Знаете ли вы примеры, когда для обучения за границей отправляются совсем молодые люди в возрасте 12-13 лет, которые еще не были укоренены в нормах ислама и не являлись самостоятельными людьми?

- Да, такие случаи были. В начале 90-х подростков 12-14 лет направляли на учебу в исламские учебные заведения Турции, Саудовской Аравии, Кувейта. Мы были всегда против и советовали родителям, чтобы дети вначале получили государственное светское образование и только после окончания средней школы отправлялись за границу.

Что такое для вас ваххабизм? Как вы понимаете сегодня опасность ваххабизма на территории Российской Федерации?

- Если слово "ваххабизм" понимать так, как это пытаются объяснять, толковать СМИ и некоторые политики, то отношусь я к нему, безусловно, отрицательно. Понимают же они его только как экстремизм и терроризм. Но ваххабизм - это официальная идеология Королевства Саудовской Аравии, где нет ни терроризма, ни экстремизма, которые основывались бы на ваххабизме.

Ваххабизм основан на учении Корана и Сунны Пророка. А учение ислама против любого терроризма и насилия, требует любить ближнего, распространять мир и любовь между народами. Поэтому ставить знак равенства между ваххабизмом и терроризмом - это попытка разделить мусульманскую умму на своих и на чужих.

Кому-то очень выгодно выстроить "железный занавес" между российскими мусульманами и исламским миром. Но на территории РФ ваххабизм не распространяется, и такой экспансии нет.

Принятие в России какого-либо закона о запрете ваххабизма будет означать ущемление прав и конституционных свобод наших граждан-мусульман. По каким критериям будут судить о принадлежности верующего к ваххабизму в понимании равенства этого понятия с экстремизмом? И не наступит ли для мусульман 37-й год, когда сосед или оппонент любого человека заявит, что тот или иной верующий является ваххабитом и его нужно судить? И не найдутся ли люди, которые начнут свершать свои частные дела, направляя жалобы в государственные органы власти, определяющие, какая мечеть является ваххабитской и какую необходимо закрывать? В государстве достаточно законов, направленных против экстремизма. Но ваххабизм здесь ни при чем.

Часто приходится слышать обвинения в адрес возглавляемого вами Совета муфтиев со стороны Центрального духовного управления мусульман России, возглавляемого муфтием Талгатом Таджуддином. В чем заключается суть противоречий между вами?

/ - По политическим вопросам у нас разногласий нет. Есть серьезные расхождения по организационным и религиозным вопросам. К сожалению, Талгат Таджуддин не смог в начале 90-х годов возглавить движение по духовному оздоровлению и возрождению ислама. Многие региональные лидеры мусульманских организаций вышли из состава Духовного управления мусульман европейской части СССР и Сибири, которое он возглавлял, создали независимые духовные управления, которые начали успешно действовать. Таджуддин не смог ни создать соответствующих учебных заведений по подготовке священнослужителей, ни начать издание религиозной литературы, газет и журналов для просвещения наших верующих, ни возглавить подготовку кадров. Плюс к этому безнравственные, аморальные поступки Таджуддина послужили поводом к его разрыву с мусульманским духовенством. Ни для кого не секрет, что Талгат Таджуддин делает очень серьезные ошибки и в религиозном плане. К таковым, например, относится его стремление сегодня, в конце ХХ века, создать четвертую святыню ислама на территории РФ в городе Булгары.

Что вы имеете в виду?

- Создание паломничества со всеми обрядами, которые совершаются на территории священного города Мекки, в волжских Булгарах. Те же атрибуты: обход камня, поцелуй камня, совершение обряда жертвоприношения земле города Булгар - это все копирование хаджа, который предписан Всевышним Аллахом.

В этом контексте актуально, наверное, и то, что Талгат-хазрат часто соотносит Тенгри, древнее божество тюрок, с Аллахом...

- Сейчас на территории Татарстана и Башкортостана, а также в Приуралье есть подобные настроения. Богослов, называющий себя муфтием, считающий, что Тенгри и Аллах - это одно и то же, глубоко заблуждается. И с богословской точки зрения, это рассматривается как призыв к отходу от ислама и возврат к язычеству. Наш Пророк начал борьбу с язычеством и боролся за установление единобожия. Сейчас Совет муфтиев России рассматривает деяния и взгляды Талгата Таджуддина как преднамеренное введение в заблуждение и отход от норм ислама. В том числе и по вопросу создания четвертой святыни на территории России.

Что такое четвертая святыня?

- Мекка, Медина и Иерусалим - три святыни ислама. Совет муфтиев примет соответствующую фетву (постановление), и эта фетва будет очень жесткая по отношению к Талгату Таджуддину. Мы сегодня видим в его стремлениях преднамеренное вредительство. В памяти наших верующих еще живет память о его попытке создать единую религию для христиан, иудеев и мусульман. Тогда Талгат Таджуддин и некоторые ученые, которые известны также своими нервными расстройствами, провели так называемую научную конференцию в Уфимской соборной мечети по созданию единой религии. Талгат Таджуддин вошел в мечеть в рясе христианского священнослужителя и объявил, что наши религии едины, что мы все имеем право совершать богослужения в любом храме, мечети и синагоге. Талгат пошел дальше, стал ставить символы других религий в мечети - это было осуждено мусульманами и пресечено.

Способны ли мусульмане сами договориться между собой, или все-таки неизбежно вмешательство государства в дела российских мусульман?

- Единство у мусульман России, слава Всевышнему, сохранилось. Но среди нескольких религиозных деятелей имеются разногласия в основном из-за их амбиций. Мусульмане могут существовать и без руководителя, хвала Всевышнему, ислам дает на это право. Если верующие видят, что имам не отвечает требованиям шариата, то они могут отказываться от такого духовного руководителя.

Никто не в праве вмешиваться во внутренние дела российских мусульман, да это и бессмысленно. Сегодня российские мусульмане могут жить и без получения официальной юридической регистрации. Но мы хотим, чтобы на территории нашей страны действовали официальные мусульманские религиозные организации, признаваемые и мусульманами, и высшим духовенством, и, конечно же, государством. Есть глобальные проблемы, которые надо решать совместно. Это мы и делаем на заседаниях Совета муфтиев. Кто предлагает мусульманам программу социального развития? Только Совет муфтиев. Кто защищает интересы мусульман на уровне государства по вопросу введения христианской теологии в государственных вузах? Неужели Талгат? Конечно, нет! Мы надеемся, что в дальнейшем Совет муфтиев будет единственной высшей мусульманской структурой, объединяющей все высшее исламское духовенство России. Это, безусловно, послужит укреплению взаимоотношений и с другими религиями.

Библиотека: