Жаринов К.В. Терроризм в 2001-2004 годах. Уровень активности

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского Фонда Фундаментальных Исследования. Грант 04-06-96015.

Источники исследования

В качестве источников использовались следующие доступные через Интернет информационные агентства: Российской Информационное Агентство Новости (РИАН). Информационное Агентство ИТАРР-ТАСС (доступ к базам ИТАР-ТАСС через службу Интегрум). Информационное Агентство Синьхуа (доступ к базам Синьхуа был получен через службу Интегрум). Некоторая информация была получена благодаря открытому доступу к информационным базам Информационного Агентства Интерфакс, а также некоторых Интернет-медиа (Lenta.RU и др.). Израильский «Институт Контртерроризма» (www.ict.org.il) содержит эпизодическую информацию по террористической преступности. Доступ к исследовательскому веб-сайту www.terrorism.com также позволил пополнить «коллекцию преступлений» на несколько сотен записей. Данные американской организации Memorial Institute for the Prevention of Terrorism широко применялись в ходе исследования.

География и хронология терроризма

Хронологическое исследование террористической активности в мире за период с 1 января 2001 года по 31 декабря 2004 года (т.е. за четыре календарных года) позволило установить следующие: всего за этот период произошло не менее чем 7999 террористических инцидентов в 101 государстве мира.

В приведённой ниже таблице в первой колонке дан порядковый номер страны, во втором – название государства, цифры с третьей по шестую – число инцидентов в каждом из государств соответственно с 2001 по 2004 гг. В пятой колонке дана сумма терактов по каждой стране. Собственно, по этому показателю страны в таблице и ранжированы: с наибольшим показателем (1411) в вершине списка находится Израиль, за ним следует Индия, затем по убывающей – Колумбия, Ирак и т.д.

В последней колонке содержится показатель стабильности – были ли у данной страны годовые перерывы в террористической активности. Для стран, в которых терроризм не прекращается ни на год, этот показатель равен «4», для стран, в которых теракты происходили только в течении одного года, показатель равен «1». Во всяком случае, более ожидаемо, что страны с наиболее высокой террористической активностью в последней колонке таблицы будут иметь именно «4».


При этом, как видно из таблицы, терроризм распределяется по странам мира неравномерно. Среди приведённых стран есть такие, в которых террористические акты можно рассматривать едва ли не случайностью (Коста-Рика, Швеция), и есть такие, для которых терроризм – это одна из наиболее опасных угроз не только безопасности, но и существования самого государства (Индия, Израиль).

Терроризм эпизодического характера

Первую группу составляют страны с 67 по 101 позицию. Каждая из них имеет не более 3 терактов за четырёхлетний период, всего – 55, в средним - 0,4 в год.

Терроризм низкой интенсивности

Вторую группу составят государства с низким уровнем терроризма, с числом терактов от 4 до 10. К этому списку относятся 31 государство, с 36 до 66 позиций. Но, несмотря на незначительное отличие между ними, всё же можно выявить некоторые существенные черты, которые связаны именно с тем, насколько терроризм стабилен в каждой из стран, «заявляет» ли терроризм о себе каждый год или время от времени.

В этой части явно «лидируют» Германия, Мьянма, Эфиопия, Украина, Бразилия. Не делая далеко идущих выводов, всё же можно заметить, что в этом коротком списке – представители всех континентов: Европы, Азии, Африки, Америки и «Евразии», пусть это и спорный с географической точки зрения термин, но достаточно обоснованный с геополитической и культурологической.

Из этой пятёрки выделяются прежде всего Германия и Мьянма, выделяются именно в качественном смысле, т.к. на территории этих государств терроризм не прерывается ни на год. Эфиопия и Бразилия – страны с длительной историей партизанских и террористических войн, так что современная ситуация может рассматриваться или как отголосок прошлых событий, или как начало нового цикла внутренних конфликтов.

Эта, самая большая по числу стран группа, в общей сложности подверглась лишь 196 нападений террористов, т.е. в среднем полтора раза в год (196/31/4=1,6). И отличается наибольшим разнообразием: некоторые страны становились жертвами нападений ежегодно (Германия, Мьянма), а некоторые – лишь единожды (Марокко).

Терроризм умеренной интенсивности

Вторая группа со средними показателями интенсивности терроризма (от 11 до 100 за четыре года). Любая из этих стран попадала в статистику от 2 до 4 раз (т.е. не было случая, чтобы все приписываемые стране теракты произошли в течении одного года).

По числу терактов здесь лидируют такие разные страны, как США, Югославия, Италия, Венесуэла.

Что же касается стабильности терроризма, то большинство стран обладают именно высокой стабильностью: США, Венесуэла, Македония, Саудовская Аравия, Ливан, Босния и Герцеговина, Грузия, Эквадор, Япония, Перу, Уганда, Югославия, Йемен.

Что же касается остальных государств (Италия, Бангладеш, Алжир, Шри-Ланка, Бельгия, Таджикистан), то, что они имеют «террористическую» статистику только за три года, можно объяснить недостаточным вниманием к этим странам со стороны мировых средств массовой информации; возможно в периоды, когда в этих государствах происходили «террористические» события, одновременно с этим в мире происходило что-то ещё более важное, что затеняло интересующую нас информацию. Во всяком случае, никаких сверхпринципиальных сложностей такая ситуация для целей исследования, как представляется, не создаёт.

Ну и наконец, даже для «стабильных» в террористическом отношении стран есть периоды понижения опасности. США, Югославия и Италия подвергались ежегодно более чем 10 нападениям каждая не более чем 3 раза.

Все страны этой группы подвергались атакам террористов в общей сложности 682 раза, со средним показателем ~9 терактов. При этом только Югославия стабильно на протяжении четырёх лет преодолевала этот средний показатель. В остальных случаях: США, Италия, Бангладеш – трижды; Венесуэла, Македония, Саудовская Аравия, Ливан, Эквадор – по два раза.

Терроризм средней интенсивности

В группу стран с терроризмом средней интенсивности входят 12 государств, находящихся в диапазоне от 101 до 500. Это следующие страны (в порядке убывания): Испания, Великобритания, Россия, Афганистан, Франция, Турция, Пакистан, Непал, Индонезия, Греция, Таиланд, Филиппины.

Географически, они как бы вытянулись полосой от Европы, через Россию и Ближний Восток до стран Южной Азии. Общее число терактов, совершенных в этих странах – 3215, со средним ежегодным показателем 67.

В двух странах – на Греции и в Филиппинах ни разу за все четыре года уровень терроризма не поднимался до этой средней величины. В Таиланде и Индонезии средний показатель был преодолён единожды. И ни в одной стране не было случая, чтобы на протяжении всего периода интенсивность терроризма превосходила средние ежегодные для группы показатели. Однако лидерами в этой области являются следующие страны, в которых показатели трижды перекрыли средний ежегодный показатель: Великобритания, Россия, Франция. Дважды средний показатель преодолевали Испания, Афганистан, Турция, Пакистан, Непал.

А что касается превышения общих средних за период показателей (267), то это Испания, Великобритания, Россия, Афганистан, Франция, Турция. Иначе говоря, 3 европейские страны, два государства исламского мира (Азия) и Россия.

Терроризм высокой интенсивности

В эту группу мы отнесли две страны, имеющие показатели от 501 до 1000. Это всего два государства: Колумбия (765) и Ирак (604). Общее число – 1369. Арифметическое среднее для этих стран – 171 теракт, и превзойдён каждым государством он был лишь единожды: Колумбией в 2002 г. (432 инцидента), Ираком в 2004 г. (486 инцидентов). А если обратить на динамику, то перспективы Колумбии более обнадёживают: после пика 2002 г. число терактов снижается, и вполне возможно Колумбия пойдёт по пути остальных латиноамериканских стран, т.е. достижению мирных соглашений с правительством и прекращению масштабных вооружённых действий.

Перспективы же Ирака более туманны. Очевидно, что присутствие американских войск в стране стимулирует активность вооружённого сопротивления и террористов; ещё более активность боевиков подстёгивается планами передачи власть местному правительству с последующим выводом американских войск из Ирака (последнее обостряет уже не столько антиамериканскую борьбу, сколько межклановую и этническую вражду).

Терроризм экстремальной интенсивности

В эту группу попали также два государства, каждое из которых подверглось за период более чем 1000 атак. Это Индия (1071) и Израиль (1411). Средний ежегодный показатель за четырёхлетие – 310 терактов, был преодолён каждой страной дважды: Израилем в 2001 и 2002 гг., Индией в 2002 и 2003 гг.

Индексный анализ

Однако сам по себе подсчёт количества терактов имеет довольно малую ценность. Уже не первое десятилетие обсуждаются вопросы зависимости террористической деятельности от социально-экономических фактов. И хотя, казалось бы, очевидно, что чем хуже условия жизни, тем более интенсивный будет терроризм, есть примеры и прямого и противоположного свойства. Так, и разорённые войнами Афганистан и Чечня, казалось бы, подтверждают тезис о зависимости терроризма от низких условий жизни, но с другой стороны появление в 1980-е годы активного сикхского терроризма в Пенджабе (Индия), а ещё ранее – в стране басков (Испания) – являются примерами прямо противоположными, т.к. именно эти части страны были наиболее развитыми в соответствующих странах (о сикхах: Бельский А.Г. Фурман Д.Е. Сикхи и индусы. Религия, политика, терроризм. М., 1992; о басках: Витюк В.В. Эфиров С.А. «Левый» терроризм на Западе. История и современность. М., 1986 г.).

В данном случае мы обратились различным международным исследовательским организациям, которые занимаются активными сравнительными исследованиями, на основе чего формируют различные индексы. Сразу необходимо оговориться, что в этом исследовании применялся метод «Коэффициент корреляции рангов», для чего исходные данным приходилось соответствующим образом модифицировать (например, заменять рангами абсолютные показатели или какие-либо индексы).


ООН

Во-первых, для сопоставления с базовыми показателями жизни использовались данные, содержащиеся в докладах Организации Объединенных Наций (веб-сайт программы развития человека - www.undp.org), издаваемых на ежегодной основе. К сожалению, издание докладов идёт с задержкой на два года (т.е. в докладе от 2004 г. содержаться данные на 2002 год), поэтому, имея в своём распоряжении данные ООН от 2001 и 2002 гг., они были сопоставлены с соответствующими данными террористической активности.

Технически, работа заключалась в следующем: в данных ООН содержатся индексы, они были преобразованы в ранги, а затем сопоставлены с рангами террористической активности.

Необходимо отметить, что в 2001 году по Афганистану, Ираку, Сомали, Югославии, Тайваню не были представлены в данные. На 2002 год также отсутствуют данные по Афганистану, Югославии и Ираку по ВВП и ИРЧП. В связи с этим пришлось внести корректировки и в ранги террористической активности.

Кроме того, необходимо добавить одно важное уточнение, касающееся Израиля и Палестинских территорий. Дело в том, что большая часть террористической активности (в этом регионе) исходит именно с палестинских территорий. Поэтому и вся статистика по терроризму из Израиля и Палестинской автономии сопоставлялась с показателями ВВП и ИРЧП именно по оккупированным палестинским территориям.

Итак, в конечном виде Коэффициент корреляции рангов между соответственно уровнем ВВП ППС и ИРЧП выглядит следующим образом:


Иначе говоря, связь есть, но она настолько слаба, что с большой осторожностью может приниматься в расчет.

Но после того как был получен этот результат, я предположил, что для тех стран, которые хотя бы минимально подвергаются терроризму, показатели этих зависимостей должны проявиться более ярко. Результат оказался противоположным. Для нескольких десятков государств, живущих в ситуации терроризма, зависимость от данных показателей, фактически, не просматривается вовсе!


Так что, в какой-то мере неожиданный вывод можно сделать: интенсивность терроризма очень слабо зависит от качества жизни. Но всё же, даже и на основании этих, достаточно бедных и фрагментарных данных, можно сказать кое-что более определённое: обратите внимание на таблицу 2: ККР по ИРЧП оказался выше в обоих случаях приблизительно на 0,05, чем ККР по ВВПППС. Правда, таблица №3 портит эту картину, но её данные настолько ничтожны, что ими вообще можно пренебречь.

Freedom House

Эта организация с 1972 года оценивает развитие в странах мира по таким направлениям, как «политические права», «гражданские свободы», «свобода в целом». Данные опубликованы на веб-сайте www.heritage.org. Freedom House использует шкалу из семи делений, каждая страна может быть помещена под один из семи рангов (1-7). Для наших целей мы модифицировали шкалу Freedom House. Если, например, 10 стран попадали в категорию «1», то в наших таблицах каждой стране соответствовал балл 5,5 и т.д.

Данные за 2004 г. у Freedom House по понятной причине, ещё не готовы, поэтому мы имели возможность сопоставить только данные за 2001 – 2003 гг. Всего получилось 9 индексов.

В данном случае, как и при анализе данных ООН, Израиль был исключён из рассмотрения, и заменен палестинскими оккупированными территориями. К сожалению, единственная информация относительно прав и свобод, содержащаяся на веб-сайте организации, содержит в заголовке «2005 год», (документ Freedom in the World 2005. Table of Related Territories – Comparative Measures of Freedom) что совсем уж странно. Но такими обстоятельствами можно попытаться пренебречь, опираясь на здравый смысл, который подсказывает, что Палестинская автономия, как сейчас, так и в предыдущие несколько лет не была образцом свободы и демократии.

Итак, данные, что мы имеем (см. ссылку выше), говорят, что оккупированные палестинские территории имели «шестёрки» (т.е. предпоследняя оценка семибальной шкалы) и были "Not Free» Так что, распространив, немного рискуя, эти данные на 2001 – 2003 гг., в итоге мы получаем следующую таблицу:


Итак, данные тоже, как будто, не утешительные: с сокращением свобод народы вовсе не стремятся вытаскивать из подвалов пулемёты и сражаться с деспотическими режимами.

Во всех трёх случаях самая сильная зависимость прослеживается с показателем «Статус». Она всё равно низка, очень слабая, но на фоне других показателей выделяется.

Интереснее судьба показателей «политические права» и «гражданские свободы» - во всех случаях, так получается, терроризм боле остро реагирует на изменение в области политических прав, чем на изменение гражданских свобод.

Аналогичный подсчёт был проделан только для стран, подвергшихся терроризму.


Данные только подтверждают прежние наблюдения: «Статус» - величина, к которой терроризм наиболее «чувствителен», также терроризм реагирует на изменение в области политических прав, а на изменение гражданских свобод – меньше. И в целом корреляция очень слабая.

Также сопоставление данных таблиц 3 и 4 с таблицами 1 и 2 говорит, что на общем массиве зависимости прослеживаются более чётки, чем на сокращённой выборке, в которую включены только страны, подвергшиеся террористическим нападениям.



 WorldAudit

Эта организация ведёт сравнительный мониторинг стран мира по различным, представленным ниже параметрам.


Как следует из этой таблицы, терроризм чуть более эластично реагирует на изменение в области гражданских свобод, чем на изменение в области политических прав. Так же обнаруживается слабое соответствие с изменением свободы прессы. А вот что касается экономических свобод, демократии и коррупции, то эти стороны действительности, фактически, никак на терроризм не влияют.

Небольшие комментарии. Во-первых, из всех рейтингов был исключён Израиль (обратное было бы нелогично, учитывая, что Израиль исключался и из четырёх предыдущих ранжирований).

Во-вторых, некоторые страны, проранжированные по терроризму, отсутствовали в некоторых рейтингах WorldAudit, поэтому они, в свою очередь, исключались и из таблицы рангов терроризма, а для остальных стран ранги соответственно модифицировались.

Так, при рассмотрении «Democracy Rank» отсутствуют данные на Джибути, Катар и Кипр. Для «Corruption Rank» нет данных по Афганистану, Джибути, Катару, Кипру, Лаосу, Сомали, Мавритании. Для «Economic Freedom» отсутствуют данные на Афганистан, Сомали, Эритрея, Югославия, Ираку, Конго, Парагваю.

Кроме того, требует уточнения методика формирования таблицы рангов. В «2004 Civil Liberties Score» первоначально страны объединены в 7 групп, от свободных (1) до несвободных (7). Поэтому, для наших целей, эти ранги преобразованы по среднему арифметическому. Например, страны группы (1) стали все по рангу 11,5, и т.д. Аналогичным образом пришлось поступить при подсчёте Коэффициентов корреляции рангов «Press Freedom Rank» и «Political Rights».

Индекс глобализации

Индекс глобализации – достаточно новый и интересный проект. Индекс глобализации подсчитывается по следующим показателям: интенсивность международных дипломатических контактов, частота пользования Интернетом, персональные контакты: туризм и международные телефонные переговоры, интенсивность внешней торговли, инвестиций и т.п.

По той причине, что даже сами понятия терроризм и международный терроризм вошли в широчайший обиход, а теоретические исследования утверждают, что современный терроризм формирует современные же глобальные, сетевые структуры, и сам терроризм постепенно превращается в глобальную угрозу, логично возникла идея проверить интенсивность терроризма индексом глобализации. И вот что получилось.


Необходимо, правда, отметить, что в наших источниках далеко не все страны мира, и даже не все из стран, подвергшихся терроризму, были исследованы на предмет глобализации. Так, в 2001 г. было 42 совпадения, в 2002 и 2003 гг. – по 50 совпадений (т.е. по остальным государствам индекс глобализации не был подсчитан).

Выводы в чём-то аналогичны предыдущим – зависимость почти отсутствует, связь обратная и очень слабая. Т.е. более глобализованные государства могут смотреть в будущее немного более оптимистично.

Ислам и вооружённая борьба

После всех предпринятых выше попыток выявить на основе количественного анализа связи интенсивности терроризма с различного рода социальными и т.п. причинами оказались, фактически, почти безуспешны. И хотя поиски в этом направлении, без сомнения, должны продолжаться, всё же приходится признать, что часто ведущую роль в возникновении и интенсификации террористической и вообще вооружённой политической борьбы имеют «несоциальные» причины. Скорее, «корень зла» следует искать в неспособности и неумении искать решение конфликтов на основе переговоров, в наличии многочисленных стереотипов, заставляющих рассматривать окружение исключительно в качестве врага, всякий компромисс с которым рассматривается как несовместимый не только с интересами, но возможно и с самим выживанием. Иными словами, дальнейшие поиски развития терроризма, не исключая социально-экономические аспекты исследования, должны быть более сосредоточенны на процессах развёртывая терроризма во времени и пространстве.

Из числа стран, подвергшихся терроризму, как минимум 34 – с исламским большинством, это следующие страны: Ирак, Афганистан, Турция, Пакистан, Индонезия, Бангладеш, Саудовская Аравия, Ливан, Босния и Герцеговина, Алжир, Йемен, Таджикистан, Киргизия, Нигерия, Кувейт, Узбекистан, Албания, Иордания, Иран, Марокко, Египет, Сомали, Судан, Эритрея, Малайзия, Джибути, Казахстан, Катар, Мавритания, Сирия, Тунис, Туркменистан, Чад, Того.

Но кроме 34 мусульманских стран, на территории которых разворачивается более или менее интенсивная террористическая или партизанская деятельность (в разных случаях может применяться разная тактика), на территории ещё 9 государств конфликты во многом связаны с деятельностью местных мусульманских меньшинств. Это такие страны, как Израиль, Индия, Китай, Македония, Россия, Филиппины, Эфиопия, Югославия, Южная Африка. В итоге мы имеем 43 острых конфликтов с участием мусульман.

К числу «христианских» стран отнесены: Германия, Нидерланды, Швейцария, США, Уганда (в тех случаях, когда отсутствует доминирующая ветвь, как правило – страны с приблизительно равными группами католиков и протестантов). Протестантские: Великобритания, Новая Зеландия, Швеция, Дания. Православные: Греция, Грузия, Украина, Кипр, Болгария, Молдавия, Армения. Католические: Колумбия, Испания, Франция, Италия, Венесуэла, Эквадор, Перу, Бельгия, Бразилия, Хорватия, Чили, Боливия, Мексика, Аргентина, Гондурас, Ирландия, Чехия, Гаити, Сальвадор, Словакия, Эстония, Гватемала, Венгрия, Португалия, Коста-Рика, Никарагуа, Бурунди. Индуизм: Шри-Ланка. Буддизм: Непал, Таиланд, Япония, Мьянма, Камбоджа, Лаос, Тайвань, Корея Южная, Вьетнам. Анимисты: Мадагаскар, Кения, Танзания, Конго, Кот Дивуар.


Но среди лидеров (16 стран с числом терактов более 100) исламских стран – 5, при этом к пяти исламским странам добавляются столько же со значительным исламским меньшинством.

Более того, из числа конфликтов социальных и религиозных (кроме исламских) – по 2, национальных – 3, конфликтов с участием мусульманских общин – 9, т.е. во всех случаях более половины.

Ещё более впечатляющая статистика терроризма – с конфликтами в этих странах связано 5001 терактов, т.е. 62 % случаев.

При этом среднее число появлений исламской страны или страны с конфликтующим мусульманским меньшинством составляет 2,71. Вероятность оказаться в террористической хронологии для любой другой страны составила 1,43. Т.е. разница почти двукратная. Средние данные по совокупности в целом - 2,55.

Авторы: 
Библиотека: