Кавказ-2009: итоги террора

Кавказ-2009: итоги террора

Дмитрий Ремизов, ИА Росбалт

2009-й год на Северном Кавказе завершается под знаком усиления экстремистской активности
2009-й год на Северном Кавказе завершается под знаком усиления экстремистской активности. Директор Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН Виктор Черноус выделил несколько причин вероятной активизации экстремистов: экономический кризис, повлиявший на социальную атмосферу на Северном Кавказе; нелегитимные, в том числе насильственные, формы борьбы за властные посты, к которым привязаны определенные ресурсы; обострение земельного вопроса в связи с распространением института частной собственности, вкупе с муниципальной реформой, создающей новые грани напряженности.

В середине декабря в следственном управлении СКП РФ по Ингушетии подвели предварительные итоги годичного противостояния с участниками незаконных вооруженных формирований (НВФ). В республике погибли 79 сотрудников милиции и военнослужащих, 256 были ранены.

22 июня боевики совершили покушение на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Убийство руководителя региона стало бы крупным успехом бандподполья, призванным показать "кто здесь хозяин". В Назрани в президентский автомобиль врезалась машина террориста-смертника, начиненная взрывчаткой. При взрыве Евкуров получил тяжелые ранения и был госпитализирован в Москву.

Сразу после покушения зациркулировала версия о том, что покушение могли организовать местные чиновники, недовольные отстранением от кормушки. Однако дальнейшее расследование показало, что за терактом стояло бандитское подполье. "У коррупционеров такой возможности и такой смелости, дерзости, конечно, нет", – считает и сам Евкуров.

Осенью председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин назвал организаторов теракта. Прозвучали имена трансрегионального террориста Александра Тихомирова (по кличке Саид Бурятский), а также Магомеда Цокиева. Они объявлены в розыск. Впрочем, ищут их давно за причастность и к другим преступлениям.

Второй громкий теракт в Ингушетии произошел менее чем через два месяца после покушения на Евкурова. 17 августа машина террориста-смертника вломилась во двор здания Назрановского ОВД и взорвалась во время построения личного состава милицейского отделения. Погибли 19 милиционеров и жительница соседнего дома.

Иные убийства и нападения в Ингушетии были менее резонансными из-за их частоты. Среди них можно выделить убийство министра строительства республики Руслана Амерханова – заметное потому, что показывает уровень дерзости бандитов. Покушавшиеся 12 августа просто зашли в служебный кабинет министра, застрелили его и беспрепятственно скрылись.

Президент Ингушетии в противостоянии с бандитами делает ставку не только на уничтожение главарей, но и на кропотливую работу с рядовыми участниками НВФ. Юнус-Бек Евкуров надеется вернуть заблудшую молодежь к мирным очагам.

"Идейные есть, но их мало. За деньги тоже немного. Есть напуганные, на шантаже – их больше", — так глава республики классифицировал боевиков.

Будут ли заметны результаты отделения мух от котлет – покажет время.

В середине декабря предварительные итоги войны с боевиками подвели и в МВД Дагестана. По словам замминистра Александра Трофимова, потери органов внутренних дел составили 76 человек погибшими и 155 ранеными.

В ходе спецопераций милиционеры уничтожили 135 участников НВФ. Это в два раза больше, чем в 2008 году. Вдвое выросло и число нападений на сотрудников МВД – со 100 до 193. За совершение террористических действий были арестованы 60 подозреваемых.

Как рассказал Трофимов, в Дагестане продолжают действовать шесть районных группировок боевиков. Общая численность поставленных «под ружье» бандитов – около 150.

В списке погибших милиционеров в Дагестане — и имя министра внутренних дел республики Адильгерея Магомедтагирова. 5 июня он был застрелен снайпером. Однако в вопросе, кто убил министра, ясности пока нет. Президент Дагестана Муху Алиев не исключил причастности к убийству "непорядочных работников" правоохранительных органов. По словам президента, Магомедтагирова "буквально заманили" на свадьбу дочери коллеги. Там министра и подстерег убийца.

Приметой 2009 года стало открытое заявление о своем существовании "мстителей" в Дагестане. 26 августа в Карабудахкентском районе был обнаружен автомобиль с тремя трупами, а вскоре в Махачкале появились листовки, написанные от имени родственников убитых боевиками милиционеров. Авторы листовок объявили, что "в знак протеста против бездействия властей, судов и правоохранительных органов" берут на себя функцию по истреблению "шакалов", то есть боевиков и их пособников. В листовках сообщалось, что трое убитых в Карабудахкентском районе – это люди, причастные к убийству милиционеров.

Если заявленное в листовках – не блеф, то это еще один аргумент в пользу утверждения о том, что в северокавказских республиках идет гражданская война, выходящая из-под контроля властей.

Заметным событием 2009 года стала отмена в апреле режима контртеррористической операции (КТО) на территории Чеченской Республики, действовавшего с 1999 года. Отмена "большой" КТО сопровождалась введением "малых" КТО. В том же апреле режим КТО вводился в Итум-Калинском, Веденском, Шалинском, Шатойском районах ЧР. В оперативном штабе республики "малые" КТО были объяснены активизацией боевиков в этих районах.

В течение года, по мере появления активных групп боевиков, КТО объявлялась на ограниченных территориях. В основном, это были южные и западные районы с горно-лесистой местностью. Особенно продолжительной оказалась эпопея на границе Чечни и Ингушетии. 4 июля в Сунженском районе Ингушетии погибли 9 чеченских милиционеров, обстрелянных боевиками.

Кроме вылазок в сельской местности члены НВФ давали о себе знать, подрывая себя в Грозном возле милиционеров.

Международный резонанс получили два громких убийства. 15 июля была похищена и расстреляна правозащитница Наталья Эстемирова. 10 августа в Грозном были похищены и убиты правозащитница Зарема Садулаева и ее муж Алик Джабраилов. Мотивы убийства Натальи Эстемировой покрыты неизвестностью, про Зарему Садулаеву руководитель следственного управления СКП РФ по Чечне рассказал, что она стала случайной жертвой. По словам Виктора Леденева, преступники ставили целью убийство Джабраилова.

Основным следствием отмены режима КТО на всей территории Чечни называют предоставление республике права на открытие таможенного поста и аэропорта для международных рейсов. Это обстоятельство широко обсуждалось – не приведет ли оно к проникновению в регион оружия, наркотиков и, в целом, не станет ли фактором усиления напряженности.

Многие эксперты посчитали муссирование этого вопроса надуманным. Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Александр Крылов отмечал, что финансовая подпитка деструктивных сил, если и будет происходить, то явно "не самолетами". Виктор Черноус также подчеркивал, что доступ в Чечню иностранцы получали и не прибегая к международным авиарейсам.

О том, чьи опасения оправдались, а чьи надежды не сбылись, возможно, станет ясно уже в 2010 году, с началом полноценной работы таможни и аэропорта.

В других республиках Северного Кавказа бои с боевиками были более локальными. В июне-июле КТО проводилась в Эльбрусском районе Кабардино-Балкарии. В ноябре в том же районе произошло несколько терактов – на трансформаторной подстанции и канатной дороге. Режим КТО вводился также в августе и октябре в Прохладненском районе во время перестрелок с бандитами. В ноябре в городе Чегем были найдены убитыми и обезглавленными милиционер и пристав. Через несколько дней погоня за бандитами со стрельбой произошла в Нальчике.

В ноябре-декабре силовики гонялись за бандой "эмира" Хубиева в Карачаево-Черкесии. Погоня закончилась уничтожением "эмира" в ходе спецоперации в городе Усть-Джегута.

Вряд ли кто на Северном Кавказе, провожая 2009 год, скажет добрые слова об уходящем годе. А встречая новый, 2010-й, за праздничным столом жители Кавказа пожелают себе и своим сотоварищам новых успехов в делах. В том числе ратных.

Taxonomy upgrade extras: