Урус-Мартановский джамаат

Тип статьи: 
организация
Страна: 
Россия
Движение: 
Чеченское вооружённое движение
Тип организации: 
партизанская организация
террористическая организация
вооружённая секта
Идеология: 
национализм
салафизм
Программа: 
захват власти
Тактика: 
терроризм
партизанская война

Урус-Мартан – второй после Грозного по численности город республики, а если учесть, что Грозный был городом интернациональным, с большой, если не преобладающей долей русского населения, то об Урус-Мартане можно говорить как о крупнейшем чеченском городе.
В 1992 – 1993 гг. в Урус-Мартане начинает формироваться Исламский джамаат салафи, инициаторами появления которого были возвращавшиеся в Чечню из арабских стран эмигранты. Первым лидером джамаата был Фатхи аш-Шишани, которого во главе джамаата в 1997 г. сменил Абдурахман, а в 1999 г. джамаат возглавил Дауд.
Во время первой войны в составе разных чеченских подразделений действовали боевые джамаат-группы, духовное руководство которыми осуществлялось со стороны аш-Шишани. Исламский джамаат салафи сыграл значительную роль в формировании «Исламского батальона» Хаттаба.
Слава и политическое влияние к Урус-Мартановскому джамаату пришли в межвоенный период. Политическое покровительству джамаату на общенациональном уровне оказывал Яндарбиев. Благодаря сотрудничеству с арабами джамаат получил постоянное финансирование и международные перспективы.
В состав шуры джамаата входили Абдурахман, Рамзан и Абдурахман Ахмадовы, Абдул-Малик Межидов, Арби Бараев, Ризван Вараев, Апти Абитаев. Зона контроля джамаата включала Урус-Мартан (Ахмадовы, Ризван Вараев, Апти Абитаев), селения Алхан-Кала и Алхан-Юрт (Арби Бараев) и Старопромысловский район Грозного (Межидов).
Наиболее влиятельным в Урус-Мартане был клан Ахмадовых. Наиболее полный список включает имена девяти братьев. Не совсем ясно, в каком родстве они между собой находились, но как минимум шесть из девяти братьев были родными. Главой клана был Увайс Ахмадов, который занимал должность начальника Министерства государственной шариатской безопасности Урус-Мартановского района.
Несколько менее мощными были банды Ризвана Вараева и Апти Абитаев. Эти банды выросли из боевых джамаат-групп.
Второе непосредственно связанное с Урус-Мартаном формирование – Шариатская гвардия. ШГ была учреждена Яндарбиевым, когда тот занимал должность президента ЧРИ. Командиром ШГ был Абдул-Малик Межидов. Отдельные подразделения ШГ были разбросаны по всей республике.
Соседние с Урус-Мартаном селения Алхан-Кала и Алхан-Юрт были «зоной ответственности» Исламского полка особого назначения (ИПОН). ИПОН также был создан по инициативе Яндарбиева, и был возглавлен его бывшим телохранителем Арби Бараевым.
Боевики этих формирований участвовали в гудермесских столкновениях 1998 г., после которых Бараев и Межидов были разжалованы, ШГ и ИПОН распущены, а Бараев и Ахмадов должны были предстать перед судом. Только мощная поддержка со стороны Басаева и Хаттаба позволила им избежать ответственности и фактически сохранить свои формирования.
Урус-мартановские активно включаются в процессы исламизации Ичкерии, выполняя всю грязную работу по провоцированию внутреннего конфликта (1998), проводят покушения на Масхадова, Ахмада Кадырова, Сулима Ямадаева и других «антиваххабитов», предпринимают провокационные похищения (Шпигун) и теракты (Владикавказ).
В 1998 г. именно урус-мартановские предоставляют убежище дагестанским ваххабитам, тем самым включившись в международный джихад. Успехи урус-мартановских были подтверждены включением Рамзана и Ризвана Ахмадовых в состав шуры, на совещаниях которой они занимал место в президиуме вместе с Басаевым, Хаттабом и Абу Валидом.
Несмотря на демонстративную дружественность и взаимовыручку, можно предполагать, что урус-мартановские завидовали веденским полевым командирам и мечтали потеснить их в роли главных арабских союзников. Теперь уже можно только предполагать, но кто знает, если бы история сложилась иначе, не убрали ли бы арабы руками урус-мартановских слишком независимого Басаева, как пытались «убрать» Масхадова и Кадырова?
Для кого-то Урус-Мартан – «неиссякающий источник Джихада», для кого-то – столица банд похитителей людей, город, в тюрьмах и зинданах которого находились сотни заложников. По циркулирующей среди почитателей подвигов джамаата версии, похищениям подвергались только враги ислама, а деньги шли на нужды джамаата и города в целом. При этом, чтобы провести похищение, требовалась санкция амира или шуры.
Что касается тезиса о похищениях только врагов ислама – спора нет – похищали только врагов. Тем более, что у урус-мартановких алимов никогда не возникало проблем с доказательствами «враждебности» той или иной потенциальной жертвы. Как сказал Абдурахман Келигову: «Ты работаешь с Алекперовыми, у тебя есть деньги – плати» . Но и довольно широкий подход к вопросу о том, кто же является врагом ислама, не избавлял урус-мартановских от коллизий. Известен случай, когда тот же Абдурахман жаловался на обман со стороны своих единомышленников, предоставивших ему неверные «доказательства» антиисламской деятельности одного из заложников.
В ходе второй войны урус-мартановские сформировали собственную Исламскую бригаду, которую возглавил Рамзан Ахмадов. Урус-Мартановские формирования в межвоенный период были «заточены» под похищения и террор. Теперь им пришлось действовать в совершенно других условиях. Неизвестно каких-либо сражений, в которых Исламская бригада проявила себя как боеспособное подразделение. Диверсионно-террористическая война у этого формирования получалась лучше.
Ещё лучше получалось терроризировать мирное население и представителей администрации, выполняя «приговоры» ушедших в подполье «шариатских судов». Масштабы деятельности этих формирований полностью не установлены, но Хаттабу приписываются слова, что в общей сложности по приговорам шариатских судов было убито до 400 человек.